Буквы и слова

«Несбывшийся Ленинград», часть следующая, метрополитеновская.

В 1969 году завершился конкурс архитектурных решений трёх новых станций Ленинградского метрополитена — «Елизаровской» и «Ломоносовской» Невско-Василеостровской линии и «Звёздной» Московско-Петроградской линии.

Ленинградская пресса в свойственном полувековой давности витиеватом стиле пишет летом того же года: «Проведённый конкурс следует считать удачным: представлено значительное количество проектов, многие из которых проработаны уверенно, отличаются хорошим вкусом и нередко впечатляющей графикой. И всё же осталось чувство некоторой неудовлетворённости. Жюри оказалось перед альтернативой: отдавать ли предпочтение проектам, интересным по замыслу, отличающимся художественными качествами, но сомнительными, если думать об их реализации, или выбрать проекты, не обладающие большими архитектурно-художественными достоинствами, но зато вполне реальные для осуществления. К сожалению, проектов, отвечающих и тем и другим требованиям оказалось очень мало.»

Схематическое изображение линий Ленинградского метрополитена с указанием представленных на конкурс станций. Удивительная небрежность художника — не нарисован перегон между «Маяковской» и «Гостиным двором».

Жюри могло рекомендовать к строительству проекты только двух станций — «Ломоносовской» и «Звёздной». Проект «Елизаровской», получивший первую премию, будет в дальнейшем переработан, и 21 декабря 1970 года горожане увидят совсем другую станцию.

Надо отметить, что «в наследство» от времён хрущёвской экономии метростроителям достались станции так называемого «закрытого типа» без боковых посадочных платформ. Эти станции называют ещё «горизонтальный лифт»: центральный зал с открывающимися синхронно с приходящим поездом дверями. Действительно, при строительстве такого типа станций получается некоторая денежная экономия, потому как не надо заниматься отделкой путевых стен, ибо они не видны пассажирам. Да и подразумевалось, что таким образом обеспечивается безопасность пассажиров — защита от падения на пути. Однако же в процессе эксплуатации выяснилось, что затраты на поддержание работы станции неоправданно высокие — обслуживание и ремонт вышедших из строя 48 станционных дверей, которые открываются и закрывают каждые 3 минуты, перекрывает экономию на строительстве. Да и скорость посадки-высадки уменьшается, потому как пассажиры не могут распределиться по всей длине посадочной платформы и вынуждены ожидать прибытие поезда около дверей. И это уже не говоря о том, что поезд необходимо останавливать у дверей более точно, нежели у обычных платформ.

Ещё большая экономия получалась даже не из-за отсутствии отделки боковых залов, а за счёт того, что не надо было вручную перебирать боковые тоннели под бóльший диаметр — колоссальная экономия сил, времени и средств. «А что такое переборка?» спросит пытливый читатель. Отвечает Дмитрий Графов: «Раз горлифт это станция без боковых посадочных платформ, значит остальные станции эти платформы имеют. Чтобы платформы эти банально помещались, строителям приходилось строить тоннели шире на несколько метров, чем тоннели, по которым ездят поезда между станциями. Вот это увеличение, казалось бы, на какие-то 3 метра, приводило к очень большим затратам. Обычный тоннель между станциями строился со скоростью, например, 120 метров за две недели, в то время как на станционный такой же длины, под платформы, уходило около года».

Всего в нашем городе было построено 10 «горизонтальных лифтов» на двух линиях. Первой станцией была «Парк Победы», последней — «Звёздная». Теперь вторая и третья линии метрополитена обречены на использование шестивагонных составов, потому как «удлинение» таких станций невозможно. Напомню, что в вагоне 4 двери, шесть вагонов по 4 двери — 24 двери с каждой стороны станции.

Смотрим и сравниваем проекты и то, что получилось. Каждый проект я постарался максимально разобрать и сравнить с привычными нам станциями. К сожалению, до нас не дошли цветные изображения станций. Может быть даже и к лучшему, что не дошли, потому что в одном из вариантов подразумевалась окраска свода станционного зала в красный цвет.

Станция метро «Елизаровская». Девиз «Красный факел».

Первая премия. Конкурсный проект 1969 года. Авторы — архитекторы Ю. В. Билинский, Г. А. Михайлов, Г. А. Шихалева, при участии архитекторов Е. М. Доброй и А. В. Коновалова.

Ничего особенного в оформлении станции нет. Полукруглый фриз отдалённо напоминает таковой на «Звёздной», но её конкурсные проекты мы рассмотрим в другой раз.

Проект предполагал окраску свода в красный цвет, что было категорически отвергнуто с формулировкой «В метро этот приём неприемлем». Со стороны строителей поступило возражение применению громоздкого карниза из армоцементных плит.

Станция метро «Елизаровская». Девиз «Три цветных квадрата».

Вторая премия. Конкурсный проект 1969 года. Авторы — архитекторы В. М. Чурилин, Е. Е. Шаповалов.

Обращают на себя внимание две вещи — наименование станций на фризе над дверями и подобие информационного табло в торце станции.

Проектным названием «Ломоносовской» было название «Ивановская». Почему только три станции, а не все станции линии перечислены? Насколько необходима информация о том, с какой станции поезд прибывает? А вот «Им. Ленсовета» — это проектное название станции «Звёздная». Как она оказалась на Невско-Василеостровской линии? Оправдывает только то, что конкурс на архитектурное оформление был одновременно как раз именно на эти три перечисленные станции.

Вероятнее всего в торце расположена светящаяся схема метрополитена, станционные и интервальные часы, а также оставлено место под служебную информацию на трёх тёмных полосах табло. Очень уж эта конструкция напоминает и схему Октябрьского восстания 1967 года, о которой я недавно писал, и современные стенды с текстами и картами, которые лишь недавно появились на всех станциях нашего метрополитена.

Станция метро «Елизаровская». Девиз «Красная звезда».

Третья премия. Конкурсный проект 1969 года. Авторы — архитекторы А. Д. Бочаров и Н. Г. Бочарова.

Оформление станцие поразительно напоминает оформление пилонной станции «Московские ворота», которая была открыта за 8 лет до этого архитектурного конкурса. Разве что вертикальных металлических полос нет. Торец станции украшен серпом и молотом, хотя в названии проекта используется слово «звезда». Аналогичный серп и молот украсит десятью годами позднее станцию «Пролетарская».

Станция метро «Елизаровская». Девиз «Красный круг».

Четвёртая премия. Конкурсный проект 1969 года. Авторы — архитектор З. А. Рафаэлян.

Слово «красный» использовано в трёх девизах из четырёх. Композиция из людей, хоть и не в таких позах и не в таком количестве, но вошла в реализованный проект. Кроме композиции ничего выдающегося в проекте нет.

Станция «Елизаровская», подземный вестибюль, фрагмент. Открыта 21 декабря 1970 года.

Архитекторы — А. К. Комалдинов и И. И. Комалдинова и инженеры А. Д. Евстарова и О. В. Грейц. Коллектив авторов изменился полностью, ни один из четырёх проектов, занявших «призовые» места на конкурсе, не был учтён при выборе окончательного оформления станции.

Боковые стены решены в виде гладких вертикальных пилонов, между которыми размещены автоматические двери. Вдоль пяты гофрированного свода протянут мощный металлический анодированный карниз с двумя полосами освещения: верхним, закарнизным, и нижним — в виде сплошной светящейся полосы под карнизом. Пропорции пилонов найдены убедительно, рисунок карниза выполнен тактично и сдержано.

Торец подземного зала украшает решётка с рельефом «Восстание пролетариата» работы скульптора Д. М. Никитина. Архитектор П. А. Ашастин был категоричен в своих суждениях о новой станции: «Вызывает сомнение решение торцовой стены станционного зала, выпадающее из строя пропорций боковых стен. Не найдено пятно рельефа на этой стене, сам же рельеф скомпонован вяло, без изюминки и выполнен в пассивной, невыразительной манере».

В следующий раз будем любоваться «Ломоносовской» и вспоминать, какое отношение к ней имеет Сергей Довлатов.

Материалы из личной коллекции и из секретных хранилищ РНБ. Спасибо Дмитрию Графову за помощь в подготовке статьи.

2017   метро

Виктор Цой на V Ленинградском рок-фестивале.

Пятый ленинградский рок-фестиваль проходил с 3 по 7 июня во Дворце молодёжи. Его организаторы — ленинградский рок-кпуб и Обком ВЛКСМ. Зрители по традиции в основном свои: музыканты, члены клуба, гости более чем из 30 рок-клубов страны. Жюри, в которое входили представители Управления культуры, Обкома ВЛКСМ, творческих союзов, определило самые интересные группы. За 5 дней прошло 7 концертов. 8 июня — заключительная конференция. С 12 по 14 июля — концерты в Спортивно-концертном комплексе имени В. И. Ленина.

1987 год, Ленинградский Дворец Молодёжи, солист группы КИНО Виктор Цой, V Ленинградский рок-фестиваль. На заднем плане в пальто Константин Кинчев, АЛИСА.

Рокеры ждали от КИНО подвигов. Но группа показала просто хорошую программу, и все почему-то обиделись. Кажется, что лирический герой Виктора Цоя застыл в том обаянии и «мироощущении подростка», которые так нравятся многим его поклонникам. «Эй, прохожий, проходи, пока не получил!» — звучит по-прежнему мило, но, когда Цой подбирается к серьезным темам, кажется, что драматизм его песен дутый. Видимо, нелегко делить свои силы и идеи между КИНО и ПОП-МЕХАНИКОЙ Сергея Курехина, где Цой постоянно играет.

Увы, первый день фестиваля закончился на пониженных тонах. Всего не фестивале выступило двадцать пять групп и два солиста. Это явный перебор, дело не в количестве, а в качестве. Беспомощность некоторых групп умиляла до слез — ни дать ни взять детский сад играет в рок.

Лучшие песни: «Легенда» (КИНО).
Специальными призами награждены: КИНО — «За творческое совершеннолетие».
Лучшие инструменталисты: гитара, Игорь Тихомиров (КИНО)

Цитата: М. Тамаш, «Рок-марафон» N 5., «Вечерний Ленинград», 1987

Сокращения: Обком ВЛКСМ — Областной комитет Всесоюзного Ленинского Коммунистического союза молодёжи, орган регионального управления структур ВЛКСМ. В краях комитет назывался крайком комсомола. В свою очередь, республиканские, краевые и областные комитеты подразделялись на районные комитеты ВЛКСМ.

2017  

«Мои друзья всегда идут по жизни маршем». Что носили и на чём играли ленинградские рокеры в восьмидесятые.

Существует полсотни фотографий, на которых весь свет Ленинградской рок-тусовки позирует в футболках. «Поставщиком» красивой заморской одежды была Джоанна Стингрей. Джоанна привозила друзьям-музыкантам огромное количество разных футболок с цветными картинками известных лейблов: телеканал MTV, радиостанция KROQ 106.7 FM, американские музыкальные журналы MUSICIAN, Rolling Stone и SPIN, журнал новой музыки EAR Magazine, основанный Энди Уорхолом в 1969 американский журнал Interview. Магазин музыкальных инструментов HOLLYWOOD Guitar Center выпустил для музыкантов именные футболки со своим логотипом и названиями групп: KINO, ALISA, STRANGE GAMES, AQUARIUM. Вполне логично предположить, что предложение делать групповые фотографии в одинаковых футболках исходило от Стингрей.

Борис Гребенщиков & АКВАРИУМ, Виктор Цой, Густав Гурьянов, Джоанна Стингрей, братья Сологуб, Александр Титов и маленький Марк Александрович Титов. Футболки американского музыкального журнала MUSICIAN. © Joanna Stingray

Но не футболками едиными жила советская рок-тусовка. Огромное количество музыкальной аппаратуры привезла Джоанна в подарок Ленинградскому рок-клубу. А на каких условиях доставались нашим музыкантам гитары, клавиши и другое музыкальное оборудование? Конечно же она их дарила, а не перепродавала. Представляете, какой широкий рынок для японских производителей и американских продавцов открывала хрупкая девушка в неизбалованной хорошими вещами стране? Стоимость двух, трёх, а то и десяти инструментов оборачивалась рекламной кампанией на весь Советский Союз. Не зря же на синтезаторах крупные надписи YAMAHA, KORG или SEQUENTIAL нанесены на торцевую сторону инструмента, обращённую к зрителям. Подтвердить свои предположения я попросил Александра Титова, бас-гитариста «АКВАРИУМА» и «КИНО»: «В футболках просила сниматься для фирм, а аппарат дарила для рекламы».

Сергей Курёхин, Джоанна Стингрей, Борис Гребенщиков. Именная футболка HOLLYWOOD Guitar Center с надписью CAPITAN, драм-машина YAMAHA RX15, синтезатор YAMAHA DX100. © Joanna Stingray
Сергей Курёхин, Джоанна Стингрей, синтезатор YAMAHA DX100. © Joanna Stingray
«Sergey & his new keyboard». Синтезатор Sequential Circuits Prophet 2000 образца 1985 года © Joanna Stingray
Сергей Курёхин, Джоанна Стингрей, синтезатор Sequential Circuits Prophet 2000 образца 1985 года. © Joanna Stingray

В середине 1980-х годов ленинградское рок-движение вышло на новый уровень. В марте 1984 года в Ленинград приехала американка Джоанна Стингрей — молодая певица, которая сыграла огромную роль в деле популяризации русского рока на Западе. В Ленинграде она знакомится с Борисом Гребенщиковым («АКВАРИУМ») и Сергеем Курёхиным («ПОП-МЕХАНИКА»). Поскольку Джоанну интересовало абсолютно всё, что касалось русского рока, то через Бориса Гребенщикова и Сергея Курёхина она познакомилась и с Виктором Цоем, и с Константином Кинчевым, и с Александром Башлачёвым, и с Сергеем Бугаевым. Джоанна активно стала помогать многим нашим рок-музыкантам. И в первую очередь стала помогать оборудованием для звукозаписи и музыкальными инструментами.

«Equipment for the Rock Club». Инструменты и оборудование для рок-клуба. © Joanna Stingray
«Equipment for the Rock Club». Инструменты и оборудование для рок-клуба. © Joanna Stingray
«Stingray, Doug Buttleman from Yamaha, David Weiderman from Guitar Center». Спонсоры поставок инструментов для советских рок-музыкантов. © Joanna Stingray
«Buttleman, Stingray and Weiderman». Представители Yamaha и Guitar Center. © Joanna Stingray

Кроме прямых поставок непосредственно от спонсоров инструменты в Союз Джоанна могла привозить и в собственном багаже. Хотя это вполне могут быть фотографии с совместной поездки Цоя, Каспаряна и Стингрей в Штаты:

«Joanna & luggage». Джоанна и багаж. © Joanna Stingray
«Joanna & luggage». Джоанна и багаж. © Joanna Stingray

Во-первых, советская промышленность не производила оборудование определённых наименований вообще, либо производила их ненадлежащего качества. Во-вторых, желаемые инструменты, произведённые на Западе, было просто не достать в Союзе: современных и привычных нам сегодня систем доставки не существовало, да и у музыкантов банально не было на это денег. Я вообще затрудняюсь назвать советские модели гитарных примочек, драм-машин и клавиш.

Юрий Каспарян и Джоанна Стингрей на Красной площади в Москве с гитарными «примочками». © Joanna Stingray

С такой поддержкой «КИНО» вскоре становится самой модной группой Ленинграда: модно и современно одеваются, играют на дорогих современных заграничных инструментах. В декабре 1985 года группа «КИНО» при помощи Джоанны Стингрей снимает два клипа «Видели ночь» и «Фильмы». Через тридцать лет они выглядят более чем наивно, но для своего времени они вполне себе ничего. 27 июня 1986 года в Америке, благодаря стараниям Джоанны Стингрей, на американской фирме «Big Time Records» тиражом 10 000 экземпляров был выпущен двойной альбом «Red Wave» («Красная волна»), где целая сторона одной пластинки была отдана песням «КИНО». По стороне было предоставлено «Аквариуму», «Алисе» и «Странным играм».

Юрий Каспарян и Джоанна Стингрей. © Joanna Stingray

Александр Кушнир: «Благодаря усилиям Джоанны Стингрей „КИНО“ к 1987 году была одной из самых укомплектованных фирменными инструментами групп рок-клуба». В 1987 году Стингрей привезла группе домашнюю четырёхканальную кассетную портастудию «Yamaha МТ 44» и драм-машину «Yamaha RX11», которая позволяла редактировать не только ритмический рисунок, но также тембры и громкость. У Юрия Каспаряна вдобавок к его знаменитой белой гитаре «Yamaha» появились новые гитарные примочки. Алексей Вишня: «Примочки у Юрика появились вместе с Джоанной Стингрей. Звук соло-гитары на альбоме „Группа крови“ создавался так: сигнал шел в BOSS COMPRESSOR, затем в BOSS Digital Delay, из него в BOSS Stereo Chorus и записывался на монодорожку Yamaha Porto Studio. На сведении <дорожка> практически не трогалась, только их было две, и они совмещались по панораме L45% — 45%R».

В футболках музыкального журнала MUSICIAN музыкантов мы уже видели, а вот и все остальные рекламные материалы, которые привезла и запечатлела Джоанна:

Виктор Цой и Борис Гребенщиков. Футболки Magazine for new music EAR и музыкальный журнал SPIN © Joanna Stingray
Титов, Цой, Каспарян, Курёхин, Стингрей, Крисанов, Троицкий, Бугаев Гребенщиков и другие музыканты групп КИНО, АКВАРИУМ и СТРАННЫЕ ИГРЫ. Именные футболки HOLLYWOOD Guitar Center — на каждой название группы, а у Курёхина надпись CAPITAN. © Joanna Stingray
Святослав Задерий, Константин Кинчев, Джоанна Стингрей, Тимур Новиков, Виктор Цой, Борис Гребенщиков, Сергей Курёхин, Густав Гурьянов. Футболки Interview, американский музыкальный журнал, основанный Энди Уорхолом в 1969 году. © Joanna Stingray
Юрий, Виктор, Сергей, Витя. Зачем нужно было рекламировать американское ультракоротковолновое радио в Советском Союзе остаётся загадкой. Футболки KROQ, радиостанция 106.7 FM. © Joanna Stingray
Цой, Каспарян, Гурьянов, Стингрей, Бугаев (Африка), Курёхин. Футболки MTV Music Television. © Joanna Stingray
Святослав Задерий и Константин Кинчев, АЛИСА. Футболки MUSICIAN. © Joanna Stingray
Виктор Сологуб, Борис Гребенщиков, Джоанна Стингрей, Виктор Цой, Сергей Курёхин, Юрий Каспарян. Футболки журнала Rolling Stone. © Joanna Stingray
Футболки Magazine for new music EAR.. © Joanna Stingray
Джоанна, Каспарян в футболке Interview и Цой у Петропавловской крепости. © Joanna Stingray
Музыканты в футболках MTV. © Joanna Stingray
Цой в футболке MTV и Каспарян на пляже. Есть видео этого же действа, оно вошло в фильм «Солнечные дни». © Joanna Stingray
Музыканты в футболках музыкального журнала MUSICIAN. Пожалуй, именно эти футболки нравились всем больше всего. © Joanna Stingray
Каспарян в именной футболке HOLLYWOOD Guitar Center, Каспарян, Цой. © Joanna Stingray
Борис Гребенщиков & АКВАРИУМ, Виктор Цой, Густав Гурьянов, Джоанна Стингрей, братья Сологуб, Александр Титов и маленький Марк Александрович Титов с журналом MUSICIAN. Футболки MUSICIAN. © Joanna Stingray
Солисты групп альбома RED WAVE. Кинчев в футболке музкального журнала Энди Уорхола Interview. © Joanna Stingray

Кроме футболок и инструментов с которыми фотографировались музыканты, обращает на себя внимание фотосессия с часами SWATCH LE CLIP 1986. Часы крепятся как клипсы на лацканы и рукава, можно их на шнурке на шее носить. Даже сейчас на ebay можно найти экземпляры в довольно приличном состоянии по цене от 20 до 40 евро. На официальном сайте SWATCH этой винтажной модели нет, зато нашёлся рекламный плакат.

Рекламный плакат 1987 года, часы SWATCH LE CLIP.

Завершающим аккордом пусть будет небольшая сессия с Сергеем Курёхиным, позирующим в фирменно куртке Yamaha DX с нашивкой KURYOKHIN.

Все фотографи Leningrad / RED WAVE period, 1984-1989. © Joanna Stingray

2017  

Петюны

Антон жарил мясо на терассе. Терасса была большой, солнце было высоко, Альпы были на горизонте. Антон владел небольшим свечным заводиком. Он мог себе позволить двухэтажную квартиру в центре средневекового Крайнбурга, мангал и тихие семейные ужины. Юля решила сегодня перепрофилировать ужин в деловой и позвала коллег. Тридцатилетняя коллега Аня прилетела вчера из Краснодара. Кубанская красавица первый раз вылетела за границу нашей родины и находилась под впечатлением. Опаздывающая на ужин москвичка Ира раздражала своим ПМСом Аню и Юлю, но рефлексии по этому поводу не испытывала.

— Давай я тебе экскурсию по моему дому устрою, — предложила Юля, когда Аня переступила порог. Анина туника цвета бледного розового леопарда и чёрные лосины удивили её, но профессионализм взял верх над эмоциями. «Надо бы ей как-нибудь намекнуть, что это не лучший наряд для свадебного организатора» подумала Юля. «Наверняка надела самое нарядное» подумал в этот же момент Антон, вытирая руки и здороваясь. Передёрнулся от фразы «по моему дому» он секундой ранее.

— Господи, сколько здесь писюнов. О, и здесь писюн. И здесь. — маловероятно, что гениальный автор совершенно неэротических картин словенец Нейч Слапарь изображал на своих полотнах именно гениталии, а не экзотические грибы или не менее экзотические цветы. Однако же Анин приговор был однозначным и обжалованию не подлежал: — У автора, наверна, петюн у самого маленький, потому такое и рисует.

Наиболее оптимальным решением в данном случае было притвориться моржом, которого выкинуло на берег. И теперь морж лежит на диване в гостиной и всё у него хорошо. Лежит он такой, слушает и в разговоры не вступает. Самая выигрышная позиция.

— Аня, а вы вино сухое красное будете? — Антон пытался не смотреть на леопарда.

— А чё ты говорила, что у тебя парень странный, злой и людей не любит? Нормальный он. Волосатенький такой, ух! — Аня искренне высказывала Юле недоумение. Юля искренне офигевала от Аниной прямоты. Антон искренне наливал вино в бокал. Ему льстила прямота Ани и не нравилась сама Аня. Вино внутри Антона настоятельно рекомендовало ему смириться с действительностью.

Разговоры о погоде сменились разговорами о дороге. Дорога поменялась ролями с природой. Официальные расшаркивания остались позади. Первый Анин бокал подозрительно быстро пустел.

— Ой, а я так люблю раздеваться. Я в миллиарды раз обнажённая симпатишней Данаи. — Начала Аниной фразы никто не помнил, концовка же сулила интересное продолжение вечера. Но нет.

— Я технолог первого класса по пище! — не унималась Анна.

Человек заполняет собой всё пространство. Вещами, книгами, телефоном, бокалом. Аня заполняла всё пространство собой и своими вот этими разговорами. Если бы я был Довлатовым, я бы уже написал рассказ. Или даже несколько. Возможно даже книгу издал, но это не точно.

— Тут странная вода. Я голову тут мыла уже, я ещё и подмывалась три раза. — Просто вежливо улыбаться дальше было сложно. Можно было начинать ржать, стебать и троллить.

— Я начала ходить на дискотэку с четырнадцати лет. Официально. А так — с двенадцати лет. — Вовлечённость в историю её жизни и жизни её станицы становилась немного обременительной.

— Я из Кореновска! — зачем-то сказала Аня.
— Йоптыть! — сказал Антон и достал сгущёнку. Кореновскую.
— О, вот видите! Видите! Даже здесь знают нашу сгущёнку.

Для полноты картины хотелось раздеться и начать есть эту сгущёнку голым. Или свалить обратно на диван и продолжить играть в моржа. Явно не хватало темы семьи и материнства.

— Одинокий человек это же вообще не то. Он придурок в компании семенничков.
— Кого?
— Семенничков. У которых есть семья.

Звонок домофона прервал вещание о превосходстве семейных над одинокими.

— Таких как ты мало пиздили. — дружески встретила Аня Иру.

Спокойствию и сдержанности Иры можно было только позавидывать. Как вообще можно было прийти на ужин, а не вскрыться прямо в гостинице осталось загадкой. Противостояние столицы страны в лице Иры с южной столицей в лице Ани продолжалось весь день. Злой рок и заполненная гостиница заставили двух милых, но незнакомых друг с другом дам жить в одном номере. Вероятно, у Иры уже включился фильтр на кубанскую словоохотливость.

— Я из Выхино, но живу в Чертаново. — представилась Ира
— С географией у меня не очень, но история это покрывает. — парировала Аня. — Некоторые правители у меня шок вызывают просто. И чем больше я в архивах находила, тем больше удивлялась. Вы же понимаете, я магистратуру в том году закончила историческую, я не того уровня документы могла видеть.

Хотелось уточнить и про документы, и про магистратуру, и биография кого из «правителей» её так сильно впечатлила. Однако же всякие разговоры о политике пришлось прервать после Аниной фразы «Путин — самый гениальный правитель всех времён и народов, и пусть только попробуют…». Что и кто попробует мы так и не узнали.

— Я двадцать лет в хореографии.
— А как ты в тридцать лет столько всего успела, Аня?
— Сначала я пошла в школу, потом в ПТУ, потом… — каждое ПТУ было названо полным именем с указанием территориальной принадлежности вплоть до станицы. Перечень выпускных экзаменов был демонстративно проигнорирован не менее демонстративным же перекуром.

— Я ведь технолог-кондитер пятого разряда. Вообще разрядов было шесть, но шестой сократили, поэтому теперь пять, а у меня, получается, самый высший. Но в ресторан в нормальный по состоянию здоровья работать пойти не могу.
— Почему же? Такого специалиста все лишаются — посетовал Антон, наливая Ане второй бокал красного по три евро за бутылку. — Ноги у тебя две, руки тоже. Ходишь, видишь, говоришь. Так почему же?
— Аллергия у меня. На специи. А я ваще на специях помешана.
— У меня тоже целый шкафчик отдельный есть.
— Я пошла в ресторан «Два рояля». Их сеть. Они очень элитные. Но я из деревни, маму не бросишь, в городе дорого, и я ушла. — сочетание «элитные рестораны» и «в городе дорого» вызывало когнитивный диссонанс. Однако же всё повествование было с явными признаками шизофазии, поэтому особого значения нестыковкам придавать не стали. До этого Аня уже рассказывала, что была и официантом, и барменом, и директором ресторана. Аппетит рос во время еды.

— И тут я встретила своего мужа. Будущего. Он пришёл в кабак с местной блядью. Она была всем известна. Сегодня с одним мужиком, завтра с другим, и так каждый день.

В этот момент прямо как в плохом детективе раздался звонок в дверь. Увлекательнейший рассказ прервался. Подробностей знакомства в этот вечер никто не узнал. Количество ужинающих увеличилось до девяти человек, поэтому Ане пришлось «слезть с табуреточки» и прекратить вещание. Затянувшиеся далеко заполночь беседы не предполагали сольных выступлений.

О политике больше не вспоминали. Истории тоже почти не касались, зато кулинарными способностями Ане блеснуть в этот вечер всё же удалось: Антон попросил её натереть сыр на мелкой тёрке. После этого он вполголоса предложил ей жениться, на что получил моментальное согласие. Восхвалявшиеся до этого в каждом втором предложении муж и ребёнок почему-то больше не упоминались. Однако Аня не оставляла попытки вести партизанскую работу задушевными беседами на тему «А почему у вас деток нет?», но была встречена полным непониманием со стороны местного населения.

Антон облегчённо вздохнул лишь когда проводили последних гостей. Сначала было что-то про «даже спасибо не сказали», но закончилось всё монологом:

— Никогда. Никогда больше не приглашу незнакомых людей к себе в дом. Хочется провести деловой ужин с партнёрами — проводите его в ресторане. В моём доме пусть собираются только друзья, которых я сам позвал. Я не хочу вынужденно пресекать политические разговоры и слушать про величину петюнов. Про величину хуёв готов слушать, а про величину петюнов — нет.

Юля с интонацией пришельцев в «Гостье из будущего» (помните — двое искали дом Пушкина? «есть другая информация, пожалуйста») поведала, что все совершенно неправы и всё не так поняли: неадекватной в компании её коллег является Ира, а Анино сольное выступление обусловлено двумя бокалами вина на голодный желудок.

«Не кормили, а только наливали» понял Антон. Ему же ещё предстояло вести всех троих девушек в Вену на собственной машине, которую он любил больше даже, чем собственную квартиру. Идея отправить всех на такси в один конец начинала ему нравиться всё больше и больше. Или даже на автобусе. Или вообще пусть сами думают над этим вопросом.

2017