Петюны

Антон жарил мясо на терассе. Терасса была большой, солнце было высоко, Альпы были на горизонте. Антон владел небольшим свечным заводиком. Он мог себе позволить двухэтажную квартиру в центре средневекового Крайнбурга, мангал и тихие семейные ужины. Юля решила сегодня перепрофилировать ужин в деловой и позвала коллег. Тридцатилетняя коллега Аня прилетела вчера из Краснодара. Кубанская красавица первый раз вылетела за границу нашей родины и находилась под впечатлением. Опаздывающая на ужин москвичка Ира раздражала своим ПМСом Аню и Юлю, но рефлексии по этому поводу не испытывала.

— Давай я тебе экскурсию по моему дому устрою, — предложила Юля, когда Аня переступила порог. Анина туника цвета бледного розового леопарда и чёрные лосины удивили её, но профессионализм взял верх над эмоциями. «Надо бы ей как-нибудь намекнуть, что это не лучший наряд для свадебного организатора» подумала Юля. «Наверняка надела самое нарядное» подумал в этот же момент Антон, вытирая руки и здороваясь. Передёрнулся от фразы «по моему дому» он секундой ранее.

— Господи, сколько здесь писюнов. О, и здесь писюн. И здесь. — маловероятно, что гениальный автор совершенно неэротических картин словенец Нейч Слапарь изображал на своих полотнах именно гениталии, а не экзотические грибы или не менее экзотические цветы. Однако же Анин приговор был однозначным и обжалованию не подлежал: — У автора, наверна, петюн у самого маленький, потому такое и рисует.

Наиболее оптимальным решением в данном случае было притвориться моржом, которого выкинуло на берег. И теперь морж лежит на диване в гостиной и всё у него хорошо. Лежит он такой, слушает и в разговоры не вступает. Самая выигрышная позиция.

— Аня, а вы вино сухое красное будете? — Антон пытался не смотреть на леопарда.

— А чё ты говорила, что у тебя парень странный, злой и людей не любит? Нормальный он. Волосатенький такой, ух! — Аня искренне высказывала Юле недоумение. Юля искренне офигевала от Аниной прямоты. Антон искренне наливал вино в бокал. Ему льстила прямота Ани и не нравилась сама Аня. Вино внутри Антона настоятельно рекомендовало ему смириться с действительностью.

Разговоры о погоде сменились разговорами о дороге. Дорога поменялась ролями с природой. Официальные расшаркивания остались позади. Первый Анин бокал подозрительно быстро пустел.

— Ой, а я так люблю раздеваться. Я в миллиарды раз обнажённая симпатишней Данаи. — Начала Аниной фразы никто не помнил, концовка же сулила интересное продолжение вечера. Но нет.

— Я технолог первого класса по пище! — не унималась Анна.

Человек заполняет собой всё пространство. Вещами, книгами, телефоном, бокалом. Аня заполняла всё пространство собой и своими вот этими разговорами. Если бы я был Довлатовым, я бы уже написал рассказ. Или даже несколько. Возможно даже книгу издал, но это не точно.

— Тут странная вода. Я голову тут мыла уже, я ещё и подмывалась три раза. — Просто вежливо улыбаться дальше было сложно. Можно было начинать ржать, стебать и троллить.

— Я начала ходить на дискотэку с четырнадцати лет. Официально. А так — с двенадцати лет. — Вовлечённость в историю её жизни и жизни её станицы становилась немного обременительной.

— Я из Кореновска! — зачем-то сказала Аня.
— Йоптыть! — сказал Антон и достал сгущёнку. Кореновскую.
— О, вот видите! Видите! Даже здесь знают нашу сгущёнку.

Для полноты картины хотелось раздеться и начать есть эту сгущёнку голым. Или свалить обратно на диван и продолжить играть в моржа. Явно не хватало темы семьи и материнства.

— Одинокий человек это же вообще не то. Он придурок в компании семенничков.
— Кого?
— Семенничков. У которых есть семья.

Звонок домофона прервал вещание о превосходстве семейных над одинокими.

— Таких как ты мало пиздили. — дружески встретила Аня Иру.

Спокойствию и сдержанности Иры можно было только позавидывать. Как вообще можно было прийти на ужин, а не вскрыться прямо в гостинице осталось загадкой. Противостояние столицы страны в лице Иры с южной столицей в лице Ани продолжалось весь день. Злой рок и заполненная гостиница заставили двух милых, но незнакомых друг с другом дам жить в одном номере. Вероятно, у Иры уже включился фильтр на кубанскую словоохотливость.

— Я из Выхино, но живу в Чертаново. — представилась Ира
— С географией у меня не очень, но история это покрывает. — парировала Аня. — Некоторые правители у меня шок вызывают просто. И чем больше я в архивах находила, тем больше удивлялась. Вы же понимаете, я магистратуру в том году закончила историческую, я не того уровня документы могла видеть.

Хотелось уточнить и про документы, и про магистратуру, и биография кого из «правителей» её так сильно впечатлила. Однако же всякие разговоры о политике пришлось прервать после Аниной фразы «Путин — самый гениальный правитель всех времён и народов, и пусть только попробуют…». Что и кто попробует мы так и не узнали.

— Я двадцать лет в хореографии.
— А как ты в тридцать лет столько всего успела, Аня?
— Сначала я пошла в школу, потом в ПТУ, потом… — каждое ПТУ было названо полным именем с указанием территориальной принадлежности вплоть до станицы. Перечень выпускных экзаменов был демонстративно проигнорирован не менее демонстративным же перекуром.

— Я ведь технолог-кондитер пятого разряда. Вообще разрядов было шесть, но шестой сократили, поэтому теперь пять, а у меня, получается, самый высший. Но в ресторан в нормальный по состоянию здоровья работать пойти не могу.
— Почему же? Такого специалиста все лишаются — посетовал Антон, наливая Ане второй бокал красного по три евро за бутылку. — Ноги у тебя две, руки тоже. Ходишь, видишь, говоришь. Так почему же?
— Аллергия у меня. На специи. А я ваще на специях помешана.
— У меня тоже целый шкафчик отдельный есть.
— Я пошла в ресторан «Два рояля». Их сеть. Они очень элитные. Но я из деревни, маму не бросишь, в городе дорого, и я ушла. — сочетание «элитные рестораны» и «в городе дорого» вызывало когнитивный диссонанс. Однако же всё повествование было с явными признаками шизофазии, поэтому особого значения нестыковкам придавать не стали. До этого Аня уже рассказывала, что была и официантом, и барменом, и директором ресторана. Аппетит рос во время еды.

— И тут я встретила своего мужа. Будущего. Он пришёл в кабак с местной блядью. Она была всем известна. Сегодня с одним мужиком, завтра с другим, и так каждый день.

В этот момент прямо как в плохом детективе раздался звонок в дверь. Увлекательнейший рассказ прервался. Подробностей знакомства в этот вечер никто не узнал. Количество ужинающих увеличилось до девяти человек, поэтому Ане пришлось «слезть с табуреточки» и прекратить вещание. Затянувшиеся далеко заполночь беседы не предполагали сольных выступлений.

О политике больше не вспоминали. Истории тоже почти не касались, зато кулинарными способностями Ане блеснуть в этот вечер всё же удалось: Антон попросил её натереть сыр на мелкой тёрке. После этого он вполголоса предложил ей жениться, на что получил моментальное согласие. Восхвалявшиеся до этого в каждом втором предложении муж и ребёнок почему-то больше не упоминались. Однако Аня не оставляла попытки вести партизанскую работу задушевными беседами на тему «А почему у вас деток нет?», но была встречена полным непониманием со стороны местного населения.

Антон облегчённо вздохнул лишь когда проводили последних гостей. Сначала было что-то про «даже спасибо не сказали», но закончилось всё монологом:

— Никогда. Никогда больше не приглашу незнакомых людей к себе в дом. Хочется провести деловой ужин с партнёрами — проводите его в ресторане. В моём доме пусть собираются только друзья, которых я сам позвал. Я не хочу вынужденно пресекать политические разговоры и слушать про величину петюнов. Про величину хуёв готов слушать, а про величину петюнов — нет.

Юля с интонацией пришельцев в «Гостье из будущего» (помните — двое искали дом Пушкина? «есть другая информация, пожалуйста») поведала, что все совершенно неправы и всё не так поняли: неадекватной в компании её коллег является Ира, а Анино сольное выступление обусловлено двумя бокалами вина на голодный желудок.

«Не кормили, а только наливали» понял Антон. Ему же ещё предстояло вести всех троих девушек в Вену на собственной машине, которую он любил больше даже, чем собственную квартиру. Идея отправить всех на такси в один конец начинала ему нравиться всё больше и больше. Или даже на автобусе. Или вообще пусть сами думают над этим вопросом.

2017